Женский взгляд на науку: женщины НГУ о желании стать учеными и своих исследованиях

В Новосибирском государственном университете работает около двух тысяч женщин,  среди них около тысячи преподавателей, из которых 262 доцента и 73 профессора. В преддверии 8 Марта мы решили спросить у представительниц «прекрасной половины науки», работающих в разных научных областях, как они пришли к желанию стать учеными, что их к этому подвигло и какими исследованиями они занимаются.

Екатерина Пархомчук, старший научный сотрудник кафедры физики ускорителей Физического факультета НГУ:

Когда у вас появился интерес к исследованиям, как пришли к осознанию, что хотите стать ученым?

— Академгородок — это большая секта, состоящая из умных, интересных, увлеченных и очень "заразных" людей с детской психикой, постоянно задающих вопросы "а почему?". Когда ты вырос среди них, заразился идеями и вечными детскими вопросами, а потом вдруг попадаешь в другое место, отчетливо понимаешь, что комфортно может быть только здесь, среди своих. Но я и не думала, что буду называться ученым, оно вышло само собой.

2005.jpg

Почему вы выбрали именно физику?

— Физику я не выбирала, это она выбрала меня. Мои мама и папа — физики, брат — физик, муж — физик, сын — и тот увлекся физикой и оканчивает ФМШ (благо, дочки отличились: старшая — архитектор, младшая — пловец). Но в детстве, глядя на папу — суперумного, но молчаливого и серьезного, я поняла, что мне — девочке — не дойти до тех вершин, которые достиг он, и не быть мне счастливым физиком. Так что я стала физхимиком, то есть тем, кто пытается найти законы, описывающие явления из жизни поближе, чем физика. Первой научной любовью стала химическая термодинамика, она такая философская и такая чудесная, что вот уже почти двадцать лет, которые преподаю в университете, она каждый год дает повод удивляться. А выбор физхимии оказался очень верным — так случилось, что физики, соорудив огромный суперсложный прибор, не могут обойтись без физхимиков, сооружающих химические реакторы, и вместе мы можем то, что совершенно недостижимо поодиночке. Теперь нашим совместным трудом пользуются почти все: археологи, геологи, почвоведы, биологи, искусствоведы, черные копатели (пытающиеся продать музеям свои поделки, но мы это предотвращаем), школьники (увлеченные мамонтами и другими древностями) и даже следственный комитет. Оказалось, что, какой бы наукой ни занимался, самое главное — быть нужным, и это дает совершенно замечательное чувство, наверное, счастья. Потребность в этом чувстве и немного собственного любопытства "а что будет, если... " и подвигают заниматься наукой.

Расскажите об области ваших исследований?

— На Физическом факультете я занимаюсь развитием направления, связанного с ускорительной масс-спектрометрией (УМС). Прежде всего, это радиоуглеродный анализ, преимущественно для датирования биологических объектов и немного для биомедицинских исследований. Датируем археологические находки и художественные ценности — кости, деревянные изделия, ракушки, почвы и органические отложения озер. Пытаемся вовлечь УМС и в биомедицинские работы, например, изучали распространение по организму аэрозольных частиц, меченных С-14, попадающих в легкие в очень малых дозах, а сейчас работаем с меченными радиоуглеродом вирусами.

Мария Шаповалова, младший научный сотрудник лаборатории эволюции и палеоокеанов и мантийного магнетизма Геолого-геофизического факультета НГУ:

Когда у вас появился интерес к исследованиям, как пришли к осознанию, что хотите стать ученым?

— Интерес к исследованиям появился после понимания, что значит ученый-геолог, что значит работать в этой сфере. После студенческих практик, главным образом после первой серьезной экспедиции, я поняла, что такая работа мне нравится. Кроме того, у меня вполне получается выполнять все сопутствующие работы: анализировать образцы (пробы), обрабатывать полученные результаты, далее писать тезисы, статьи, продумывать модели образования конкретных магматических комплексов. После получения результатов мы принимаем участие в российских и международных конференциях, где можно познакомиться с иностранными учеными, поделиться своими задумками, получить совет от опытных исследователей для дальнейшей работы. В общем, весь процесс научной деятельности очень подходит моей жизненной активной позиции, поэтому я довольна своим выбором — стать ученым!

a8NI-5JOS9Q.jpg

Почему вы выбрали именно геологию?

— Я родилась и училась в небольшой деревне Новосибирской области, поэтому при выборе профессии я отталкивалась от возможности путешествовать. Я целенаправленно поступала на геологию и, к счастью, у меня все получилось. Во время учебы в НГУ для защиты дипломов, а в дальнейшем и кандидатской диссертации, я начала заниматься научной деятельностью. И на данный момент чувствую себя на своем месте.

Расскажите об области ваших исследований?

— Я аспирантка 3-го курса НГУ и параллельно работаю в лаборатории «Петрология и рудоносность магматических формаций» ИГМ СО РАН на должности младшего научного сотрудника. Я занимаюсь изучением Cu-Ni-PGE минерализации в ультрамафит-мафитовых массивах на территории центральной Монголии. В частности, исследую структуру и состав сульфидов, а также минералов элементов платиновой группы. В ходе своей работы участвую в геологических экспедициях в Монголию.

Маргарита Романенко, научный сотрудник лаборатории бионанотехнологии, микробиологии и вирусологии Факультета естественных наук НГУ:

Когда у вас появился интерес к исследованиям, как пришли к осознанию, что хотите стать ученым?

— На самом деле, я поступила в один из лучших университетов страны и мира — в наш университет, а потом даже не стоял вопрос, чем заниматься, потому что наука — это самое интересное, небанальное и самое захватывающее, чем можно заниматься в этой жизни.

RM2IIBHUp7A.jpg

Нет определенной отправной точки, когда человек заинтересовывается исследованиями, потому что в процессе учебы в университете с самого первого курса начинаются практикумы. Мы ездили на полевую практику, и это было уже настоящее исследование: мы собирали образцы, потом анализировали их в лаборатории — сначала это была ботаника, зоология беспозвоночных. Это уже были исследования, которые интегрированы в саму учебу, и поэтому если нет интереса к исследованиям, то и в университете очень сложно учиться. И наоборот, сама учеба прививает этот интерес к исследованиям. А затем, начиная с 4-го курса, идет полноценная работа в лаборатории над своим дипломом: это не просто какое-то учебное задание, это поставленная перед тобой настоящая научная задача, и когда ты ее решаешь, можешь получить возможность еще в студенчестве поучаствовать в написании научной публикации в соавторстве.

Почему вы выбрали именно биологию?

— Биологию я выбрала очень давно, в самом раннем детстве. Когда я была маленькой, меня привлекали всякие бабочки, кузнечики и прочие букашки. И моя мама говорила, что я буду биологом абсолютно точно — так и случилось. Интерес ко всему живому был со мной с раннего детства. Даже в школе у меня было свое исследование, совсем небольшое, но тем не менее оно было научным.

Расскажите об области ваших исследований?

— Мы занимаемся в нашей лаборатории разработкой онколитических вирусов — это вирусы, которые направлены на уничтожение опухолевых клеток, соответственно мы должны изменить геном вируса так, чтобы он стал безопасным и в то же время эффективным именно против опухолевых клеток.