Помощь на взлете

Создатель и главный организатор «Аргонавтов» Елена Климова - о том, насколько диплом конкурса важен для карьеры молодого журналиста и какой должна быть работа, которую точно не пропустит жюри.

— Елена Валерьевна, за годы существования «Аргонавты» доросли до конкурса всероссийского уровня. Скажите, насколько весом сертификат участника, а тем более, диплом победителя?

— Конечно, этот вопрос лучше адресовать работодателям. Я могу лишь поделиться своим наблюдением: у лауреатов конкурса после окончания университета профессиональная судьба на взлете складывалась интересно. Как дальше полет проходит, не знаю. Полагаю, что высота и траектория их устраивает. Я бы вообще не стала пытаться установить «весомости» и значимость сертификата участника или диплома победителя для начала карьеры. Конечно, победа во всероссийском конкурсе в студенческие годы украсит резюме лет на пять вперед. Но в нашей профессии нет линейной зависимости между количеством конкурсных побед и последующим профессиональным успехом. Участие и победы в конкурсах, скорее, дарят уверенность, а участие в школах и тренингах – навыки, умения, идеи. Весомо ли это? Мне кажется, да.

— В этом году вы решили не ограничивать участников в выборе темы, почему?

— Потому, что в предыдущие годы тема становилась ограничителем. В основном ребята отправляли на конкурс уже готовые работы. Соответствие их теме – как бы широка она не была – дело случая. И жюри приходилось закрывать глаза на то, что тема сама по себе, работы – сами по себе. Либо – снижать баллы за несоответствие теме. Попробуем в этот раз предложить участникам прислать просто хорошие работы, соответствующие критериям конкурса. Посмотрим, что получится. Надеемся, что это оптимальный вариант.

— Вообще как должна выглядеть «зачетная» работа для «Аргонавтов»? Что больше всего жюри ценит в текстах, радиопрограммах и сюжетах?

— То же, что и в любом журналистском произведении ценит любое жюри: чтобы интересный материал на тему – важную, острую, актуальную, неожиданную (продолжите ряд сами) был еще и хорошо сделан. Как я понимаю, жюри не ждет от студентов супермастерства. Зато ждет свежего взгляда на то, чему посвящен материал.

— Эти критерии касаются и работ участников школьной секции?

— Да, но в смягченном варианте. От школьников жюри не ждет соответствия жанрам. А все остальное – так же: интересная тема, увлекательный материал. Информация, лежащая в основе – не только подробности жизни автора, а что-нибудь про окружающий мир. Даже если этот мир – родной класс родной школы.

— Кстати, могут ли школьники попасть на школу журналистского мастерства?

— Конечно.

— А как выбрать «правильное» направление школы? Насколько я знаю, в этом году их будет четыре: научная, культурная, социальная и travel-журналистика. Обязательно ли быть специалистом в сфере, которую выбираешь?

— Можно выбрать то направление, в котором ты разбираешься, чтобы разобраться глубже. Можно выбрать совершенно незнакомое, если оно интересно, и хочется попробовать разобраться в новом материале.

— Расскажите, как будет строиться работа направлений? Чем будут заниматься финалисты в Новосибирске?

— Расписание школы еще не до конца сформировано. Точно будет работа «с погружением». Вечером накануне начала работы – знакомство с ведущим мастерской, планирование. На следующий день группа с ведущим и помощниками с факультета журналистики НГУ отправится за информацией. Затем, вечер этого дня и весь следующий день – работа над материалами под руководством ведущего. На третий день – торжественное представление результатов. На прошлом, восьмом, конкурсе в итоге было три многостраничные цветные газеты и два сюжета. Потом материалы из газет публиковались в федеральных СМИ: «Новой газете» и «Троицком варианте». А сюжет получил первое место на международном конкурсе в Эстонии. Но такое последействие –все же дело случая. Главное в школе – командная работа под руководством мастера.

Вопросы задавала Анна Горбунова

Фото: Антон Уницын